Министр обороны Литвы: С 10 тысячами погибших нельзя говорить о «холодной войне» с РФ

0
397

То, что Литва является одним из самых дружелюбных партнеров Украины, знает, пожалуй, каждый. Эта страна стала первой, которая объявила о готовности поставлять Киеву летальное вооружение, а в начале сентября осуществила вторая поставка — передала ВСУ почти 150 тонн патронов.
Но есть и другие моменты, где можно заметить родство наших государств.
К примеру, недавно Литва восстановила военный призыв. О том, что из этого вышло, а также о шансах Украины стать членом НАТО и не только об этом — в интервью министра обороны Литвы (2006-2008 годы, а также с 2012 года и до сих пор) Юозаса Олекасом.

«Я не могу исключить, что нападение произойдет»
— Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев ранее заявлял, что Запад и Россия входят в период холодной войны. Так ли это?
— Я не могу сказать, что она «холодная». При почти 10 тысячах погибших нельзя говорить о холодной войне.
Я думаю, что речь идет о принципиально новой ситуации. Мы очень явно показываем, что действия НАТО — оборонительные. Но мы не можем не реагировать на агрессию России против своих соседей, как Грузии, так и Украины.
И ничего не делать — значит провоцировать Россию на дальнейшие действия.
— Уточню терминологию. В советское время, когда все же была холодная война, тоже гибли люди. В Афганистане погибли тысячи, а может, и десятки тысяч. В чем отличие сегодняшней ситуации и 1980-х?
— Конечно, кое-что можно сравнивать, но я считаю, что сейчас — новая ситуация. Причина — действия России. Речь идет о беспрецедентном нарушении международного права. Это (изменение границ с помощью военной силы. — ЕП) происходит впервые после Хельсинкского заключительного акта, да еще и после того, как НАТО и РФ сидели за одним столом на Совете Россия-НАТО.
Ведь мы договорились (с РФ) о правилах общения, была договоренность о совсем другое строение мира, более миротворческую. Несмотря на это, Россия возвращается к агрессии, нарушает все эти правила.
— Возможно возобновлении гонки вооружений между РФ и НАТО? Ведь нечто подобное уже происходит, Россия увеличила свой оборонный бюджет в разы, и страны НАТО тоже вынуждены его увеличивать. У Литвы было 0,9% ВВП на оборону, сейчас вы хотите выйти на 2%.
— Вряд ли возможность и необходимость идти так далеко, как это было в так называемый период холодной войны. Я думаю, что совместных действий Североатлантического альянса будет достаточно, чтобы остановить агрессию. И сам этот факт уменьшает вероятность того, что Россия преодолеет натовские границы.
Почти 10 лет, пока страны НАТО снижали расходы на обороноспособность, Россия выделяла на это ресурсы.
Но сейчас, когда НАТО тоже стало увеличивать ресурсы на оборону, Россия, наоборот, замедляется.
Пока в России нет видения, что существует сила, способная остановить ее, Россия наращивает свою военную мощь, поскольку никто не обращает на это внимания. В этот период она начинает действовать так, как действовала в Грузии, в Украине.
А сейчас ситуация изменилась. Сейчас они видят, что латыши или эстонцы не остались одни, что это — действительно территория НАТО, что нападение на одну страну будет нападением на весь Альянс.
— Насколько серьезна угроза, что Россия все-таки решится напасть на страны Балтии?
— Она уменьшается с каждым нашим новым шагом по укреплению нашей обороноспособности.
Конечно, теоретически я не могу исключить, что нападение произойдет.
Но все те шаги, которые мы делаем и в Литве, и на уровне НАТО, решения саммитов НАТО в Уэльсе и в Варшаве — каждый такой шаг снижает возможность нападения с российской стороны.

«К нам обратилось почти вдвое больше добровольцев,
чем выделено мест »
— В Литве сейчас возобновили набор солдат на срочную службу. В обществе не было сомнений на этот счет?
— Было, и очень много. В первую очередь — из-память о советском опыте службы в вооруженных силах, о «дедовщине».
Но опыт, который мы получили за эти два года, показал, что служба в вооруженных силах демократической страны — это совсем другое. Нам в этом году так и не удалось провести обязательный призыв — знаете, почему? Потому что все места, которые мы выделили для призывников, заполнили добровольцы!
Это — результат гласности и прозрачности. Все видят, как они служат, ведь есть социальные сети с фотографиями, и это создает атмосферу доверия.
В этом году к нам обратилось почти вдвое больше добровольцев, чем было мест, выделенных для срочной службы!
А почти треть срочников, которые служили в прошлом году, остаются на профессиональной службе. Это — совсем другое отношение, и я очень рад, что литовская молодежь так это воспринимает — как юноши, так и девушки, которые проходят срочную службу.
— Какие еще стимулы для срочников? Они получают какое-то денежное обеспечение?
— Есть небольшие денежные выплаты для повседневной жизни — пятая часть того, что получает контрактник. А по окончании службы, а это 9 месяцев, срочник получает около 1,5-2 тысяч евро. Кроме того, солдаты-срочники в выходные идут домой, они приходят на службу в рабочие дни.
— Если все же добровольцев не будет хватать, как вы планируете отбирать призывников?
— У нас ежегодно заканчивают школу около 30 000 молодых людей, то есть 15 000 юношей. Мы набираем 3000, это пятая часть.
Но мы не нашли лучшего решения, чем случайный отбор.
То есть призывников выбирает компьютерная система — случайным образом из всего списка фамилий молодых людей.
Так мы составим список тех, кого пригласим на службу, если не будет добровольцев.
Есть также исключения — например, обучение в вузе, наличие двух детей и некоторые другие.
— Срочную службу отменили в Литве лишь несколько лет назад. То решение не было ошибкой?
— Да, это было недавно, в 2008 году. Я тогда тоже работал министром оборони.И я до сих пор уверен, что это был очень правильный шаг.
Отменить срочную службу мы решились после того, как Россия вторглась в Грузию. Тогда мы увидели преимущество хорошо обученных профессионалов перед срочниками. Проблема возникла после смены власти в Литве. Тогда была очень сложная ситуация в экономике (зарплаты контрактников резко упали. — ЕП), и штатных военных не хватало.
В тот период мы много потеряли и уже после агрессии в Украине увидели, что наши подразделения не заполнены.
Нам нужно было срочно укомплектовать армию, и тогда было принято решение о возвращении к срочной службе.
— Правильно ли я понимаю, что скоро вы снова перейдете к исключительно контрактной службы?
— Есть разные мнения.
Есть те, которые сильно поддерживают сохранение срочников. Другие считают, что надо вернуться к контрактникам. Если говорить об опыте стран НАТО, то главная тенденция — переход на профессиональные вооруженные силы.
Все-таки это дает возможность использовать новую технику, дает новый взгляд на служащего, на его жизнь, здоровье. Поэтому в контрактной службы плюсов больше.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here